Замки Европы

История английских замков

XIII век. Достижение совершенства

Итак, к концу XII века сформировался классический образ Английского Средневекового замка. Обязательными его чертами являлись главный донжон, (донжон-оболочка или донжон башня) и надвратное укрепление (gatehouse). Двор замка окружала зубчатая каменная стена, а её в свою очередь опоясывал сухой и водяной ров. В это же самое время за тысячи километров от Британских островов, происходили исторически события, существенно повлиявшие на дальнейшее развитие форм и дизайна английских замков в последующие два столетия. Этими событиями явились Крестовые походы.

Хотя официальная история выделяет три основных Крестовых похода, военные конфликты между католиками и сарацинами, возникали уже давно, и к концу XII столетия проходили практически непрерывно. Это породило постоянный поток вооружённых людей, в основном знатного происхождения (крестоносцев), стекавшихся со всей Западной Европы на Ближний Восток.

По существу, в тот период существовало лишь три способа овладения замком, в открытом вооружённом противостоянии. Нужно было либо преодолеть стены, либо проделать в них брешь, либо, в конце концов, сделать под ними подкоп, для проникновения на внутренний двор. Во время Первого и Третьего походов, крестоносцы приобрели достаточно богатый опыт, в деле ведения эффективной осады.

Самым простым методом преодоления замковых стен, было взбирание на них при помощи приставных лестниц. Но в то же время это был и самый рискованный способ, связанный с большими потерями. Поскольку атакующие оставались абсолютно беззащитными против защитников замка, подвергающих их в этот момент интенсивному обстрелу стрелами (а позднее арбалетными болтами), и забрасыванием камнями.

Более надёжный способ преодоления замковых стен, заключался в использовании осадных башен. Данное приспособление представляло собой огромную в несколько ярусов высотой, деревянную башню, водружённую на колёсную платформу. Для лучшей защиты от стрел и огня, поверхность такой башни покрывалась сырой необработанной кожей. Внутри башня имела лестницу, для доступа на верхние ярусы, самый верхний из которых, оборудовался перекидным мостом. Часто на каждом ярусе башни имелись отверстия для лучников, которые должны были завязывать перестрелку с защитниками стены, при подходе башни на достаточное расстояние. Иногда башню прикрывали дополнительные отряды лучников, находящиеся снаружи. Такие меры были необходимы, для предотвращения сосредоточения огня защитников замка на осадной башне, поскольку передвигались они медленно и служили отличной мишенью. Более того, часто башни прекращали продвижение в ожидании, пока осаждающие смогут засыпать защитный ров, но как только башня достигала стены, на нёё опускался перекидной мост, и атакующие устремлялись в рукопашную схватку. Чтобы атака не захлебнулась, через башню на стену устремлялись новые всё новые и новые бойцы. В хрониках повествующих об именитых осадах того времени, упоминается о неоценимой пользе, извлечённой нападающей стороной, от применения подобных башен.

Для разрушения стен замка, в средние века, использовались различные метательные машины, позднее роль, которых будет выполнять артиллерия. Эти осадные механизмы можно условно разделить на две группы: метательные и стреляющие. В свою очередь метательные орудия можно также подразделить ещё на две группы; в первую входили мангонели и катапульты, ведшие стрельбу небольшими снарядами, за счёт использования энергии натяжения верёвок, а во вторую другой класс осадных машин – требутчеты. Они могли метать на большие расстояния огромные камни, используя энергию системы противовесов. Группу стреляющих орудий составляли баллисты, представлявшие собой, по сути, гигантский арбалет, и использовавшие соответственно в качестве метательных снарядов, крупные стрелы и копья.

Как бы эти механизмы и не казались нам несовершенными, они могли наносить во время осады, очень ощутимый урон. Так при осаде Акры, на вооружении предводителя крестоносцев, короля Людовика Французского, имелась катапульта, прозванная «Мальвузин» или «Злобный Сосед». С её помощью осаждающие успешно разрушили длинный участок городской стены. Подобные монстры военной инженерии, имелись и в армии другого знаменитого крестоносного воителя, короля Англии, Ричарда Львиное Сердце. По свидетельствам летописцев, одна из таких машин, могла сразить дюжину воинов неприятеля одним выстрелом.

Однако из архивов, повествующих о многочисленных средневековых осадах, довольно чётко прослеживается, что наиболее эффективным способом взятия замка, (помимо долгой блокады, приводящей к истощению съестных запасов и голоду защитников) было разрушение внешней стены. Т.е. создание в ней пролома, шириной достаточной для массированной атаки. Для достижения этой цели, существовало два способа: либо пробить брешь при помощи тарана, либо обрушить стену, используя сапёрные работы.

С помощью тарана, нападавшие пытались выбить несущие камни в основании стены или с угла башни, где они были менее прочными, что приводило к обрушению конструкций под тяжестью верхних камней. Для самого примитивного тарана достаточно было бревна и группы людей, несущего его. Но в большинстве случаев, таран был полноценной осадной машиной, устанавливаемой на колёсную платформу, прикрываемой сверху, надёжными деревянными навесами. Для отвлечения внимания защитников замка, в дополнение к бригаде тарана, придавался отряд арбалетчиков, ведущих прикрывающий огонь.

Сапёрные (или подкопные) работы заключались в прорыве тоннеля под основание стены. Затем из-под фундамента стены, выбиралась земля, образуя подземную камеру. Чтобы избежать преждевременного обрушения, в камере устанавливали подпорки из брёвен, между которыми сапёры закладывали горючие материалы. После чего они поджигались, а сами сапёры спешно покидали место закладки. После того, как деревянные подпорки прогорали, участок стены проваливался в образовавшуюся под ним пустоту. Это служило сигналом к атаке, и в возникший пролом устремлялись осаждающие замок воины. Для предотвращения подкопа, перед замками рыли широкие и глубокие рвы.

Наглядную иллюстрацию успешного применения сапёрных работ, можно увидеть на примере замка Рочестер, в графстве Кент. Изначально его главный донжон, имел по углам четыре прямоугольные башенки. В 1215 году замок был осаждён армией под командованием короля Иоанна. Последний оплот сопротивления замка, его главный донжон, пал благодаря непосредственному участию королевских сапёров. Они успешно смогли осуществить подкоп, под юго-восточный угол донжона, что привело к полному обрушению угловой башенки. После восстановления замка, новая юго-восточная башенка, имела уже округлую форму, чем резко отличаясь от трёх остальных.

Возвращавшиеся из Святой Земли крестоносцы, приносили с собой в Европу, новые познания, как в искусстве осады, так и в искусстве совершенствования обороны замков. Одной из таких новинок, и стала замена угловых башенок, главных донжонов с прямоугольных на круглые. (Это как раз и демонстрирует пример донжона Рочестера).

Ещё одним прекрасным примером, фортификационных нововведений, может служить замок Орфорд в графстве Суффолк. Его главный донжон, имеющий округлую форму, снаружи окружён тремя огромными прямоугольными контрфорсами. В юго-восточной Англии, можно увидеть образцы многогранных донжонов, такие как восьмигранные донжоны замков Чилхэм, в графстве Кент, и Одихэм в Гэмпшире. Далее демонстрацию развития техники строительства, продолжает величественный донжон замка Конисбро в Йоркшире. Это массивная цилиндрическая каменная башня, высотой около 28-ти метров, по внешнему периметру поддерживается расположенными на равном расстоянии клинообразными контрфорсами.

Абсолютно круглые донжоны начали появляться в Британских замках в начале XIII века, и наибольшее распространение получили в Уэльсе и Шотландии. Но и в Англии можно найти несколько примеров. Основной причиной возведения большинства массивных замков в тогдашних приграничных регионах, конечно же, были не прекращающиеся территориальные конфликты Английской короны, с Уэльсом и Шотландией.

Дополнительным средством защиты для стен служили сооружавшиеся у основания скаты и уклоны, а также, деревянные навесы, устанавливающиеся поверх зубчатого парапета, для обеспечения дополнительного укрытия её защитникам. Каменные скаты, значительно расширяли стену в нижней части, затрудняя работу вражеских сапёров, и разрушение стены при помощи тарана. В дополнение изогнутый профиль стены, также препятствовал установке штурмовых лестниц, и не позволял приближаться вплотную к ней осадным башням. Деревянные навесы, в основном делали в виде галереи, нависающей над основанием стены. В полу такой галереи, имелись прорези, чтобы проще вести стрельбу по врагу, подобравшемуся под самые стены. Позднее с развитием фортификационной архитектуры, подобные галереи, трансформируются в машикули (навесные бойницы). Наконец к концу XIII века, стены всё более приспосабливают, для использования арбалета. Если в открытом бою, арбалет проигрывал луку, и в дальности стрельбы, и в скорости перезарядки, то при обороне замка, когда эти факторы не были столь важны, особую ценность приобретала пробивная мощь этого оружия. В связи с широким применением арбалетов, и в конструкциях замков, происходят изменения. Улучшаются зубцы, увеличивается число амбразур, которые позже станут прорезать прямо посередине зубца, чтобы арбалетчик или лучник, ведя стрельбу, оставался целиком под прикрытием.

Но самым важным усовершенствованием, приведшим в итоге к фундаментальному пересмотру прежних правил дизайна замка, считается внедрение в фортификационную архитектуру фланкирующих башен, встраивающихся в наружную стену. Неотъемлемые защитные элементы традиционного англо-норманнского замка, главный донжон (keep) и внешняя стена не могли взаимно усилить защиту друг друга. Более того, основной оборонительный аспект, в этих замках, был направлен, прежде всего, на защиту главного донжона, оставляя при этом менее защищённой внешнюю стену и соответственно внутренний двор, несмотря на то, что на нём могли находиться другие жизненно важные здания. Плоская непрерывная стена, была относительно слабой преградой. Стоило противнику овладеть небольшим участком, его наступление, как правило, продолжало успешно развиваться, вынуждая защитников оставлять внутренний двор и отступать в главный донжон. Поэтому к концу XII столетия, военные инженеры, используя свои наблюдения, подмеченные ими во время крестовых походов, начинают улучшать защиту внешнего рубежа путём сочетания небольших фрагментов стены с фланкирующими башнями.

Во многих цитаделях башни располагали через равные промежутки. Практически всегда их контур выступал за линию внешней стены, что позволяло держать под обстрелом подножье участка, между двумя башнями, а если высота башен превосходила высоту стены (что тоже практически всегда, имело место), то и верхнюю площадку, когда на ней оказывался неприятель. Башни, также стали своего рода опорными пунктами обороны, деля стену на секции так, что потеря одной из них не означала потерю стены целиком. Наиболее ярким примером внедрения этого новшества, стало строительство новой (теперь уже внутренней) стены замок Дувр, начатое Генрихом II в конце XII века. После её завершения внешний оборонительный периметр насчитывал четырнадцать башен, включая башни главного входа.

Из всего сказанного, можно заключить, что в течение всего XIII столетия, фокус военной инженерной мысли всё больше и больше смещался в сторону интеграции стен с фланкирующими башнями (преимущественно круглой формы, и в более редких случаях прямоугольной). При таком дизайне роль главного донжона, постепенно убывала и, в конце концов, с военной точки зрения свелась к минимуму, ведь функции отдельного оплота обороны, теперь могла выполнять любая башня замка. В конечном счёте, активное внедрение новых строительных тенденций привело к возникновению так называемых концентрических замков, справедливо признанных вершиной средневековой военной архитектуры.

Статьи по теме

Зарождение замков

Норманнское вторжение и первые замки

От дерева к камню

XIII век. Достижение совершенства

Замки по регионам

Статьи